В Сети впервые появились «официальные» данные о бюджете ИГИЛ

Документы опровергают версию о том, что основной источник дохода боевиков – выручка от продажи нефти.

У террористической организации «Исламское государство» (запрещена на территории России) пока достаточно денег, чтобы продолжать войну в Сирии и Ираке. Откуда берутся эти средства – точно неизвестно. Журналисты на территории, подконтрольной ИГ (также употребляется аббревиатура ИГИЛ), не работают по понятным причинам.

Тем не менее информация о финансах ИГ – пусть и весьма противоречивая – все же поступает. Ранее сообщалось, что суточный доход группировки составляет до пяти миллионов долларов. Аналитики отмечали, что террористы получают эти средства за счет продажи нефти, которую они добывают на захваченных месторождениях, выкупов и спонсорской помощи из-за рубежа, а также различных налогов и вымогательства.

Главари ИГ изо всех сил пытаются создать видимость настоящего государства, где есть налоги, которые формируют бюджет. На прошлой неделе в блоге Jihadology были опубликованы копии финансовых документов ИГ, свидетельствующие о том, что эти старания пока напрасны – основную часть доходов террористы получают за счет поборов, вымогательства и конфискации имущества. Нормально функционирующей экономики (если вообще можно говорить о таковой в условиях войны) там нет. Данные в открытый доступ выложил исследователь британского подразделения американского аналитического центра Middle East Forum Аймен Джавад аль-Тамими (Aymenn Jawad al-Tamimi). Сейчас он находится где-то на сирийской границе.

В документах содержатся данные о финансовых потоках в провинции Дайр эз-Заур (Восточная Сирия). ИГ контролирует часть региона с июля 2014 года, то есть у главарей группировки было достаточно времени, чтобы попытаться создать там подобие государства. Это позволяет рассматривать Дайр эз-Заур как «тестовую» провинцию, на примере которой можно рассматривать, во что превратится вся Сирия (и, возможно, соседние государства) под оккупацией ИГ.

Попавшие в сеть цифры свидетельствуют о движении средств с 22 декабря 2014 год по конец января 2015 года. Всего за этот период в провинцию поступило восемь миллионов долларов.

Ранее предполагалось, что большую половину средств ИГ получает за счет продажи нефти. Из документов стало ясно, что эта статья дохода приносит боевикам лишь 27,7 процента всех средств. Здесь нужно учитывать, что в Дайр эз-Заур находятся лучше нефтяные месторождения Сирии, отмечает аль-Тамими. То есть в других областях страны доходы от продажи сырья должны быть еще меньше.

Основные же статьи доходов ИГ – налоги (23,7 процента) и конфискации (44,7 процента). Активист Ияд аль-Багдади объединил эти источники и назвал их проще – вымогательство: «Откуда ИГИЛ берет деньги? Больше двух третей дохода поступает за счет вымогательства (налоги и конфискации)».

«Если вы пропустили подряд три молитвы, у вас забирают магазин, – объясняет аль-Тамими. – Если вы перевозите запрещенные товары вроде сигарет, они забирают все деньги, которые у вас есть при себе». Деньги очень часто конфискуют на границе провинции в качестве уплаты за безопасный проезд, то есть речь идет о банальных грабежах, отмечает Vice News.

В структуре расходов самая большая статья – зарплата боевиков (43,6 процента). Еще 19,8 процента средств уходит на содержание «военных баз», 10,4 процента доходов тратятся на «исламскую полицию». На социальные услуги остается только 17,7 процента. Остальные средства идут на продвижение в соцсетях и СМИ, а также на поддержку населения.

Аль-Тамими считает, что публикация документов дискредитирует пропаганду ИГ, так как из них видно, что основной источник финансирования – вымогательство. В то же время главари ИГ пытаются представить группировку и подконтрольные ей земли как настоящее дееспособное государство.

Политолог Куин Мечэм (Quinn Mecham) из Университа Бригама Янга последние несколько месяцев изучал данные, чтобы понять, насколько ИГ дееспособно как государство. Проанализировав попавшие в Сеть документы он вынес свой вердикт: Исламское государство находится на 16-м месте в списке самых недееспособных государств (для сравнения можно посмотреть рейтинг самых недееспособных государств).

Модель существования ИГ несостоятельна, отмечает Vox . Не только потому что с такой политикой главари группировки повышают риск народного восстания (его успешность, правда, сомнительна, учитывая боевую мощь силового крыла ИГ), а скорее потому, что имущество у жителей подконтрольных территорий скоро кончится.