Верим в успех

Чем владеет и как зарабатывает Русская православная церковь.

Госдума приняла законопроект, который изменит схему надзора за финансами религиозных организаций. Сейчас они находятся под действием статьи 32 закона о некоммерческих организациях, обязывающей вести бухгалтерскую отчетность. Власти по этому закону могут запрашивать любые распорядительные документы религиозных организаций. Также последние обязаны предоставлять отчетность, если денежные поступления из любых источников превысили три миллиона рублей.

Под действие этой статьи подпадает в том числе и РПЦ. Церковь активно лоббировала принятие нового законопроекта, который освободит ее от обязанности отчитываться перед государством. Глава юридической службы патриархии Ксения Чернега заявила, что необходимость сдавать отчетность и право властей запрашивать документы и проводить проверки «идут вразрез с базовыми положениями Закона о свободе совести, который не наделяет органы юстиции правом контролировать финансово-хозяйственную деятельность религиозных организаций».

Отчетность религиозных организаций перед органами юстиции в части расходования пожертвований верующих вызывает у них непонимание. Законопроект изменяет существующий порядок контроля.

Согласно новому законопроекту, религиозные организации выводятся из-под действия статьи 32 закона о некоммерческих организациях. Их деятельность будет контролироваться в соответствии с Законом о свободе совести. Отчеты в органы юстиции будут сдавать только те религиозные организации, которые получают финансирование из-за рубежа. Остальным нужно будет лишь отправлять уведомление о том, что у них отсутствуют зарубежные источники финансирования. Запрашивать информацию о финансово-хозяйственной деятельности религиозных организаций можно будет только у органов власти (Росфинмониторинга, ФНС, органов статистики). Банки исключаются из этого перечня.  

В соответствии с новыми нормами, Минюст сможет проверять религиозные организации только в трех случаях: если в течение года было зарегистрировано поступление средств из-за рубежа, если организация нарушила закон в сфере ее деятельности либо в ее деятельности были обнаружены признаки экстремизма.

Доступ к данным о деятельности РПЦ закрывается в течение нескольких лет. Как отмечал научный сотрудник Центра изучения Восточной Европы Бременского университета Николай Митрохин – один из исследователей экономики РПЦ – 15 лет назад в организации шла информационная борьба между двумя группировками. Благодаря этому в прессе появлялись некоторые внутренние документы, на основе которых можно было сделать некие выводы о финансах церкви.

Точных данных о бюджете РПЦ не существует, есть лишь оценки экспертов и СМИ. Митрохин, в частности, в начале 2000-х годов оценивал доход церкви в 500 миллионов долларов ежегодно. В 2011 году он отмечал, что выручка в связи с ростом экономики увеличилась «чуть ли не на порядок». В эту сумму, по его словам, входят выручка от коммерческой деятельности, а также безвозмездная помощь строительными материалами, бесплатная работа прихожан, помощь бизнеса. По данным эксперта, годовой оборот небольшой городской церкви превышает три тысячи долларов, храма в районном центре – более десяти тысяч долларов, кафедрального собора – около 80 тысяч долларов. РПЦ каждый год получает 100-150 миллионов долларов деньгами, остальное – безнал, отмечал журнал РБК, ссылаясь на Митрохина.  

В июле 2014 года газета «Известия» опубликовала данные Федеральной налоговой службы о доходах религиозных организаций от «совершения обрядов и церемоний», а также от «продажи религиозной литературы и предметов религиозного назначения» (подавляющая доля этих доходов относится к РПЦ). В 2013 году доходы составили 4,6 миллиарда рублей (около 140 миллионов долларов), в 2010 году сумма была в три раза ниже – 1,47 миллиарда рублей. По данным РБК, общая стоимость активов церкви приближается к 2,3 миллиарда рублей, а коммерческие доходы подконтрольных предприятий могут достигать 600 миллионов рублей в год (финансовые показатели раскрывают далеко не все компании).

РПЦ не просто держит деньги на счетах – средства инвестируют в различные проекты. В 1996 году подконтрольные церкви структуры занимались беспошлинным ввозом сигарет, из-за чего разразился крупный скандал. По просьбе патриарха Алексия II для РПЦ ввели льготы, которые позволяли ей ввозить сигареты без уплаты таможенных пошлин. Александр Починок, занимавший в 1997-1998 годах пост главы налоговой службы, рассказывал, что таким образом государство решило помочь РПЦ. Льготы были отменены в том же году, тоже по просьбе Алексия II. Сообщалось также, что близкие к церкви компании торговали алкоголем. «Табачная» деятельность РПЦ активно освещалась в прессе. СМИ отмечали, что к этому приложили руку «табачные короли», бизнес которых пошатнулся из-за нового конкурента.

В 2000-е годы одним из крупнейших активов РПЦ была доля в компании «БМВ Русланд», которая ввозила в Россию люксовые автомобили. Церковь владела 25 процентами импортера через ЗАО «АО Витал» (остальные 75 процентов принадлежали австрийской BMW Österreich Holding GmbH). «БМВ Русланд» в настоящий момент не существует, но по тому же адресу зарегистрировано ООО «БМВ Русланд Трейдинг», 75 процентов которого принадлежат тем же австрийцам.

В 2012 году коммерческой деятельностью РПЦ заинтересовалось Общество защиты прав потребителей (ОЗПП). Общественники писали, что на территории Храма Христа Спасителя действует бизнес-центр, в котором находятся химчистка, платная парковка, торговые киоски, автосервис, шиномонтаж, автомойка. ОЗПП подала в суд в связи с тем, что вывеска на здании – «Храм Христа Спасителя» – не соответствовала требованиям законодательства, регулирующего деятельность торговых предприятий.  

В Москве церковь получает доходы с гостиницы «Даниловская», еще один крупный актив – «Ритуальная православная служба». Тесные связи с Московской патриархией были у банка «Софрино» (лишился лицензии в прошлом году, впоследствии стало известно о различных махинациях в организации). У РПЦ есть художественно-производственное предприятие «Софрино», которое поставляет кресты, иконы, свечи и другую церковную утварь. Его гендиректор – Евгений Пархаев – являлся председателем совета директоров одноименного банка. 

У РПЦ есть доля в банке «Пересвет», также близким к церкви считается Bankhaus Erbe (до 2008 года – Международный банк Храма Христа Спасителя), который предоставляет услуги управления капиталом для состоятельных клиентов. «Софрино» тоже не монахов кредитовал – банк спонсировал яхтинг и одним из первых начал выдавать займы на покупку яхт.

Справедливости ради стоит отметить, что бизнесом занимаются многие религиозные организации по всему миру. Банк Ватикана так вообще «славится» на весь мир своими предполагаемыми связями с мафией и обвинениями в отмывании преступных денег. Католическая церковь Германии владеет издательством Wetbild, «дочка» которого занималась выпуском эротической (критики утверждали, что порнографической) литературы. Хотя обычно религиозные организации стараются инвестировать свои средства в более «праведный» бизнес вроде недвижимости.