Право на мат

Увлекательная легальная баталия развернулась вокруг матча за шахматное чемпионство с участием российского шахматиста.

Громкие копирайтовые войны обычно бушуют вокруг высокобюджетных фильмов или альбомов платиновых звезд, однако в этом месяце борьба за право на интеллектуальную собственность захватила мировой чемпионат по шахматам. Соревнование между российским шахматистом Сергеем Карякиным и норвежцем Магнусом Карлсеном, которое на данный момент остановилось на ничьей, завершится в ноябре, а вот юридическая баталия за интеллектуальную собственность, порожденную их игрой, еще только начинается. Стороны спорят о том, что является самым ценным результатом шахматного матча — об уникальных новых ходах, которые выработали гроссмейстеры. Bloomberg выясняет, кому принадлежат права на хорошую игру в шахматы.

Два игрока, играющие в шахматы на высоком профессиональном уровне, создают своеобразное произведение искусства на шахматной доске, которое потом годами разбирают фанаты шахмат и аналитики по всему миру. Однако вопрос того, кто владеет интеллектуальной собственностью, которая создается игроками, всегда был открытым в мире профессиональных шахмат.

Компания Agon, которая спонсирует матч, заявляет, что она обладает всеми правами на шаги, сделанные гроссмейстерами. Компания обладает уникальным правом на трансляцию ходов игроков в реальном времени и помогает зрителям по всему миру следить за ходом игры быстрее, чем когда-либо было возможно. Компания настаивает на том, что только она может решать, кто может ретранслировать шаги в реальном времени и таким образом привлекать интернет-трафик к своему сервису в силу того, что он будет показывать уникальный контент.

В этом месяце Agon снова подала иск против сайтов, которые транслировали ходы в реальном времени без разрешения компании. Это не первый ее иск такого рода, но раньше они никогда не приносили ей успеха. Федеральный судья объявил, что трансляция ходов является “общественным интересом”, однако Agon утверждает, что без права на эксклюзивную трансляцию компания не сможет компенсировать деньги, потраченные на рекламу. Следующими в списке потенциальных ответчиков значатся организаторы матча, которые могут быть вынуждены компенсировать Agon спонсорские деньги.

Agon уже проиграла свой первый суд в Москве и теперь пробует на прочность американское законодательство. Впрочем, прецедент далеко не на стороне компании: организаторы шахматных турниров неоднократно пробовали сделать ходы гроссмейстеров своей интеллектуальной собственностью и получить уникальное право на распространение, но правосудие всегда поддерживало право людей на свободное получение информации.

В похожем судебном разбирательстве в 1911 году отсудить право на владение ходами пытался один из двух игроков, которые должны были участвовать в финальной стадии чемпионата мира. Действующий чемпион Эмануэль Ласкер пытался заполучить в суде единоличное право на все ходы, сделанные в ходе матча, однако его оппонент Хосе Рауль Капабланка прочно стоял на том, что шахматная игра — это произведение, которое в равной мере создается двумя “художниками”. Суд тогда признал, что содержание игры в равной мере принадлежит обоим игрокам, а выгоду из трансляции любое третье лицо может получать на свое усмотрение.

Противостояние между компаниями, которые хотят вернуть свои инвестиции за счет эксклюзивного права на освещение определенного события, и правом общественности на свободное получение информации уже долгое время бушует в судебных разбирательствах по всему мира на самые разные темы. Однако чаще всего закон встает на сторону общества и утверждает, что люди могут свободно информировать друг друга о подобных вещах в любой удобной им форме. Такие компании как Agon могут брать деньги за посещение события или его просмотр, но сдерживать распространение интересующей общественность информации не имеют права.