Ах, эта свадьба

Как легализация однополых браков помогает экономике.

Исследователи давно выяснили, что запрет однополых браков вредит экономике: пары, которые хотят сыграть свадьбу, но не могут, не тратят деньги, которые они могли бы потратить. Эти средства не получает свадебный бизнес, а бюджеты всех уровней лишаются налоговых отчислений. 

В США однополые браки по всей стране легализовали в июне 2015 года. До этого их можно было заключать в 35 штатах из 50. Институт Уильямса Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе подсчитал, что это решение принесет экономике страны 2,6 миллиарда долларов в течение трех лет. Большая часть суммы – 1,87 миллиарда долларов – придется на штаты, которые уже разрешили однополые браки. 

На остальные штаты придется 750 миллионов долларов. Например, в Техасе, как полагают исследователи, за три года на однополые свадьбы будет потрачено 180 миллионов долларов, а налоги составят 15 миллионов долларов. Департамент финансов Нью-Йорка в 2009 году подсчитал, что город за три года может получить около 200 миллионов долларов за счет легализации однополых браков. 

В штате Калифорния (США) гей-браки были легализованы еще в 2008 году. За первые три года гей-пары потратили около 400 миллионов долларов на заключение браков. Для сравнения, вся свадебная индустрия в США оценивается в 51 миллиард долларов. 

Владелица свадебного онлайн-каталога GayWeddings.com Кэтрин Хэмм сообщила, что флористы или производители тортов сейчас все еще отказываются обслуживать свадебные церемонии двух мужчин или женщин. Однако 86 процентов специалистов, обслуживающих свадебные церемонии, согласно результатам опроса на GayWeddings.com, будут обслуживать однополые свадьбы. Список поставщиков услуг свадебного онлайн-каталога вырос на 140 процентов (до 120 тысяч) в течение последних двух лет, сообщила Хэмм.

Сейчас гей-браки можно регистрировать более чем в 20 странах. В этот перечень входят Нидерланды, Бразилия, Франция, Новая Зеландия, Аргентина, ЮАР и другие. В некоторых государствах вопрос о легализации пока окончательно не решен. Например, в Австралии до сих пор нет федерального законодательства, которое регулирует однополые браки по всей стране. В отдельных штатах страны можно заключать гражданские партнерства. Когда рассматривалось снятие запрета на однополые браки на федеральном уровне, было подсчитано, что легализация браков за первые 12 месяцев могла бы принести в государственную казну около 500 миллионов долларов. В среднем на заключение брака австралийцы расходуют 51 тысячу долларов.

В мире стремительно набирает обороты такое направление, как гей-туризм. По данным ЛГБТ-сайта Out Now Business Class, затраты однополых пар во время путешествий в 2014 году могли достигнуть 200 миллиардов долларов. На Европу пришлось 66 миллиардов долларов из этой суммы, на США – 56,5 миллиарда долларов, на Бразилию – 25,3 миллиарда долларов. 

Кроме явных выгод, которые можно подсчитать, существуют также факторы, не поддающиеся оценке, отмечает экономист из швейцарского банка UBS Пол Донован. Во-первых, легализация гей-браков стимулирует мобильность трудовых ресурсов, которая связана с экономическим ростом. Работники, состоящие в браке с представителями своего пола, не могут переехать в другую страну по работе из-за отсутствия признания гей-браков. Это влияет на налоговые льготы, страхование и важные юридические права партнеров.

Во-вторых, по мнению Донована, запрет на однополые браки нерационально дискриминирует часть общества на основе сексуальных предубеждений. Экономист отмечает равнозначность сексуальной дискриминации с религиозной, расовой, классовой. Когда у одной части общества есть права на заключение браков, а у другой нет, то отношения между такими группами не будут равными. Если у одной части общества нет таких же привилегий, как у всех остальных, то будут отрицаться некоторые экономические права этой части общества, от чего в целом экономика становится менее эффективной.

В-третьих, из-за дискриминации по сексуальной ориентации люди, состоящие в отношениях с представителями своего же пола, могут испытывать стресс и психологическое напряжение, что снижает производительность труда. Если член коллектива вынужден подчеркнуто скрывать часть своей жизни, то он не может полноценно реализовать свой потенциал в рабочем процессе, так как больше думает о своем месте в коллективе и взглядах людей, в обществе которых он работает.